О "схватывании" посредством вашей "хара" - Об Айкидо - Каталог статей - АЙКИДО UA
Даже у самого сильного человека сфера действия его силы ограничена.
Выведи его за рамки этой сферы в границу своей, и его мощь растает.
Главная » Статьи » Об Айкидо

О "схватывании" посредством вашей "хара"

Данная статья, написанная в апреле 2006г, служила иллюстрацией к семинару мастера Ясунари Китауры,в июне 2006 года в Санкт-Петербурге.



Пожалуй, нет ничего более конкретного, чем крепкое удержание рукой (или руками) какого-либо предмета (объекта). Однако, для того, чтобы этот процесс был действительно конкретным, вы должны осуществлять удержание посредством вашей «хара» (hara).

Процесс «удержания» предмета (объекта) рукой содержит два различных аспекта.
Во-первых, определенно существует намерение обладать данным предметом, сделать его своей собственностью, доминировать над ним, подобно тому, как выражение «схватить что-либо» ясно демонстрирует свою семантическую (т.е. смысловую – прим. переводчика) направленность.

Во-вторых, возникает естественная реакция «удержания» на угрозу возможного освобождения предмета (объекта) от захвата. В этом случае, чем плотнее ваш захват, тем яснее идея, что предмет (объект), удерживаемый в руке, является чем-то чужим, не принадлежащим вам.


Следовательно, рука или, проще говоря, тело предназначено для осуществления контакта с другим «объектом», принципиально чуждым самому себе. Объектификация [в данном случае] неизбежна. При этом идентификация никогда не происходит. Идентификация возникает только на эмоциональном уровне. Однако такой вид идентификации ценен лишь в поэзии, музыке, сентиментальных воспоминаниях. В мире действия это табу.

То, о чем я только что сказал, может быть более ясно применимо в отношении взгляда и сознания (разума). Глаза «захватывают» предмет, на который смотрят, не только как объект, а как что-либо, находящееся всегда на определенной дистанции. Весь процесс состоит в отрицании первоначально обманчивой идентификации объекта и постепенной уточняющей дифференциации.

То же самое мы можем сказать о сознании (разуме). Человек, который способен мыслить, знает определенно, что он думает о чем-либо. Однако мысль обретает ясную форму лишь когда она объектифицируется. Пока ее объектификация или концептуализация остается неопределенной или неоформившейся, другими словами, пока мысль еще не стала достаточно ясной и отчетливой, процесс обдумывания не считается завершенным и разум не должен прекращать поиск более точных концепций.

С другой стороны, субъект, который мыслит, никогда не проявит себя, никогда не покажет свое лицо, даже самому себе, потому что, как только он это сделает, он тут же будет объектифицирован, прекратит быть субъектом «мышления» (cogito), чье существование мы не можем прямо и непосредственно доказать, несмотря на утверждение Декарта*. Мы можем знать ясно и определенно только то, что это исключительно объект его «мышления» (cogito), его продукт, след его движения.

Короче говоря, тело, взгляд и сознание «схватывают» то «другое», причем каждый по-своему, но всегда как «объект». Все они, без исключения, действуют как «субъект» по отношению к «объекту», чуждому самому себе.

В отличие от вышесказанного, «хара» устанавливает связь с «другим» посредством ее собственной идентификации. «Хара» не действует по-другому. Только благодаря идентификации она может схватить «другое», воспринимать его существование. Пока идентификация не произошла, «другое» для «хара» не существует. Однако, как это не парадоксально может показаться, «другое», идентифицированное вашей «хара», является одновременно ясно обнаруженным и распознанным. Такая простота действия «хара» весьма отличается от туманного эмоционального действия идентификации.
И реальная интеграция или унификация могут быть достигнуты этой специфической способностью «хара».

Одно из самых конкретных действий, таких как удержание предмета вашей рукой, обеспечивается, на самом деле, такой абстрактной сущностью, называемой «хара». Считается, что «хара» расположена в животе, тем не менее, это не орган, не часть тела. С анатомической точки зрения существование «хара» призрачно. Но в нашем действии, с нашей позиции существования и образа жизни «хара» не только реальна, но и жизненно важна и неотъемлема.

Посредством «хара» - ядром нашего бытия - мы действительно способны существовать, сидеть, стоять, позиционировать себя в жизненном пространстве. Мы можем объединяться со своей собственной вселенной, не боясь дезинтеграционных процессов. Кроме того, как я только что сказал, посредством «хара» мы можем установить реальную, невозможную в иных условиях, связь с «другим» объектом.

«Хара», хоть и связанная прочно с телом, но не являющаяся его частью, не может «схватить» другой объект скелетно-мышечной структурой, подобно рукам. Вместо этого, «хара» объединяется с другим объектом, проникая в него, «впитывая» его сущность.

Следовательно, «хара» может «схватить» другой объект, действуя через его захват руками, полностью меняя при этом ситуацию. Однако, в отличие от взгляда и сознания, «хара» не фиксирует другой объект, не останавливает его, не воспринимает его чем-то статичным. Наоборот, «хара» схватывает объект в его свободном колебании, непрерывном движении и вибрации, потому что «хара», сама по себе, является динамичной и живой.

В отличие от руки и взгляда, но подобно сознанию, «хара» способна ликвидировать (игнорировать) дистанцию и независимо от нее немедленно устанавливать непосредственную связь с «другим» объектом.

«Хара», скрытая в глубине живота, имеет также другое название - kikaitanden, что означает «море Ки, сокрытое в животе». Его пульсация, дыхание и взаимодействие с окружающим пространством, одушевленными и неодушевленными объектами составляют нашу жизнь во всех ее многочисленных проявлениях.

По моему мнению, одним из самых привлекательных и интересных аспектов айкидо является тот факт, что мы можем лично, всесторонне, конкретно и тщательно экспериментировать, осознавать и развивать эту, на первый взгляд, абсолютно иррациональную и фантастическую идею, используя собственное тело и те «другие» объекты, которые активно действуют в реальном, живом, не только геометрическом пространстве, бесконечно повторяя наши исследования, непрерывно их корректируя, с каждым разом глубже и утонченнее.


Madrid, April 2006



P.S.

Кимусуби - принцип Айкидо

Доклад, представленный сэнсэем Ясунари Китаура на 4-ых Международных днях культуры и мира. Центр исследований проблем мира.
Герника (Испания), апрель 1994 г.

Айкидо, созданное Морихеем Уэсибой (1883-1969), - это, как известно в настоящее время во всем мире, одно из современных воинских ис-кусств, которыми так богата Япония, возникшее несколько позже, чем Дзюдо, созданное Дзигаро Кано и более известное и распространенное, чем Айкидо. Дзигаро Кано так восхищался искусством своего более молодого коллеги, что сказал, что "это есть то, что в действительнос-ти воплощает дух Дзюдо, как я его понимаю".

Как и Дзюдо, только в другом смысле, Айкидо точно воплощает сущность настоящего Будо (воинского искусства) Японии. В отличие от Дзю-до, которое, включив систему соревнований, преобладающую в западных видах спорта, превратилось в одну из олимпийских дисциплин, Ай кидоне принимает этой системы и осуществляет практику в традиционной форме, которая является предпочтительной по двум, по крайней мере, причинам : имеется возможностьсохранить чистоту формы и, самое главное, возможность сконцентрироваться на сущности, на внутреннем смысле, который является обсуждаемой нами темой и который перед стремление к победе любой ценой мог бы измениться, сузиться или исчезнуть.

Но форма тренировок ни в коей мере не является тем единственным, что Айкидо сохраняет от самобытной традиции. По мере того, как накапливается наш опыт и обогащается наше знание, мы все более поражаемся тому, насколько глубоко Айкидо укоренилось в традиции Будо и вообще в культуре нашей страны, не только в своем внешнем и техническом, но и теоретическо-философском аспекте, а также и в питающем его видении мира. Мы отдаем себе отчет в том, что каждая деталь системы приемов Айкидо и способы их дальнейшего развития обосновываются, в основном, тем, что характерно для традиционной техники японского меча. Тем не менее, несмотря на это, Айкидо в то же время удивительным образом превзошло всю эту традицию. И это утверждение в наибольшей степени касается такого аспекта Айкидо, как его содержание, его дух. Основная особенность Айкидо - это схватка: это воинское искусство, это одна из дисциплин Будо. Тем не менее, по свой сущности оно не является просто обыкновенным воинским искусством. Строго сохраняя его форму, его военную дисциплину, оно "изнутри" трансформировалось в нечто новое, отличающееся. Что же имеется в виду?

Этот самый принцип также называется термином более техническим - Кимусуби, этим термином я буду пользоваться в дальнейшем. По сравнению с этим последним термином слово Айки имеет более широкое и философское значение. Но оба эти термина являются почти что синонимами.. Осмысление и практика разрешения конфликта посредством объединения Ки, а не его противопоставления, и есть то, что характеризует эту дисциплину и отличает ее от всех остальных. Вместо того, чтобы желать подавить соперника большей силой и более высокой техникой, практикующий Айкидо старается объединить собственное Ки с Ки противника, устанавливая прямую связь между собственным жизненным центром - Хара и жизненным центром соперника, - и таким образом свести начальную двойственность к единству. Этот особый процесс мы называем Кимусуби, т.е. связывание воедино или слияние Ки. Это тем не менее очень содержательный, очень конкретный и реальный процесс, он не имеет ничего общего с туманной мечтательной метафизикой или с сентиментальным романтизмом, или еще в меньшей мере с колдовством. Осуществление этого принципа, его конкретное развитие представляет собой строго разработанную систему Айкидо, которая привлекает нас своей энергией, богатством, элегантностью, чистотой и связностью. Мы считаем, что Айкидо принадлежит к тем немногим видам человеческой деятельности, которые, присутствуя в нашем мире, строго управляются своими собственными законами. Для его приемлемого освоения требуются, конечно, постоянные и длительные тренировки, проводимые правильным методом.

Кимусуби, т.е. установление объединения Ки, означает, что за долю секунды до начала атаки противника практикующий Айкидо пытается согласоваться с ним в действиях, гармонизировать их вместо того, чтобы противостоять ему. Не сражаться, не бороться. Что касается термина "не бороться", это значит, что он не только не сталкивается с противником, не причиняет ему вреда, но и наоборот, податливо приноравливается к нему и следует за ним. То есть в этот момент исчезает и умирает его собственное "Я", если можно так сказать. Тем не менее, субъектом, выполняющим это на первый взгляд совершенно пассивное действие, т.е. действие подчинения намерениям другого, является ни что иное как собственное "Я" атакованного, твердое и решительное. Это делается так, что это "Я", благодаря послушному подчинению энергии, направленной атакующим, превращается в динамическое ядро ансамбля двоих. Атакуемый - это тот, кто сейчас абсолютно владеет ситуацией. Явление, называемое схваткой, эта разновидность сверхактивной жизни, вращается в этот момент вокруг него. Но природа схватки трансформировалась: она уже не содержит в себе того враждебного столкновения, которое было вначале. Наоборот, все спокойно вытекает из центра. Исчезает возбужденный хаос и рождается новый гармоничный мир.

Впервые эта инверсия, это обращение ситуации возникает не в конце, а в начале процесса, в тот самый момент, когда возникает контакт между двумя соперниками. В действительности, даже можно сказать, что оно, это обращение, возникает "до боя", предшествуя всему процессу схватки, происходящему в реальном временном пространстве. Это реально в том случае, если действует опытным мастер. Но во многих случаях неопытные практикующие безосновательно фантазируют. Поэтому нужно шаг за шагом создавать это при конкретном изучении.

Один из видов атаки, в настоящее время мало применяемый, такой как захват запястья соперника (в старину, когда пользовались холодным оружием, он без сомнения имел большее практическое значение), в Айкидо он является составной частью одного из главных упражнений, - этот вид атаки и есть прекрасное средство для достижения указанной цели. В данный момент мы не можем вдаваться в детали, но правильный ответ на эту атаку состоит в том, чтобы агрессивная сила нападающего полностью оказывалась включенной в динамическую структуру того, на кого нападают, сконцентрированную в его Хара, в его жизненном центре, расположенном в нижней части брюшной полости. Посредством в высшей степени простых упражнений каждый может с осязаемой точностью проверять сказанное на опыте. В рамках всей динамической структуры или, употребляя более принятое в Айкидо выражение, в рамках общего течения Ки, захваченная конечность превращается в канал, проводящий Ки, которое течет по нему: Ки, принадлежащее атакующему, и Ки, принадлежащее атакуемому и вытекающее из самого его центра. Начинающий айкидока начинает с того, что наряду с правильным дыханием учится создавать прочность своего центра одновременно с расслаблением остальных частей тела (плеч, локтей и др.) для того, чтобы не препятствовать течь своему Ки свободно и естественно. Здесь ясно видно тонкое изменение, произошедшее в характере схватки.

В большей степени, чем на желании освободиться от агрессии, его интерес нацелен на то, как установить единство Ки и добиться поддержания этого единства Ки, которому необходимо позволить свободно течь и распространяться. Сознание, дыхание и движение тела уподобляются друг другу и становятся одним целым. Центр внимания смещается в сторону от чисто физического и материального, не отделяясь, однако, от них. Действие уже не чисто физическое, а психическое или духовное, что требует большей концентрации и ясности сознания. Не переставая быть интенсивной физической активностью, деятельность в Айкидо приобретает совершенно другой характер, если ее стараются рассматривать и выполнять изнутри, как энергетический поток, как проявление Ки, .которое по своей природе ближе нашему разуму, чем наше тело, и которое в некоторой степени отождествляется с нашей душой, мыслями и волей, которые рассматриваются как реальная сила. Будучи деятельностью нашего тела, Айкидо в этом смысле парадоксально становится бесплотным. Преобладание физического аспекта остается на втором плане. Начинающий должен пройти относительно длинный этап, прежде чем приобретет это ощущение работы с Ки, а не с мускульной силой. В Айкидо мы имеем дело с нашим телом не как с определенной массой определенного веса (это одна из причин, по которой в Айкидо не принята система различных весовых категорий, как в спорте), а как с динамическим течением, как с самой жизнью в ее живом и активном состоянии, в пространстве этого динамического течения, в его среде, где также находятся и другие действующие жизни. Рассмотренная таким образом, схватка представляется как попытка организовать свою собственную жизнь среди других жизненных и динамических потоков. Пространство заполнено жизненным потоком, и я, который есть другой жизненный поток, - для того, кто заинтересован в рассмотрении схватки с такой точки зрения, ее значение уменьшается. Следовательно, дуализм ситуации, трагизм противостояния двоих, который на первый взгляд не поддается ослаблению, оказывается, таким образом, уменьшенным автономной и самодеятельной в самой своей основе активностью или жизнью, в которой участвуют, каждый на свой лад, все остальные.

Все сказанное о захвате за руку точно так же применимо и к другим видам атаки, например к удару мечом. Разница, существующая между этими двумя видами атаки, на первый взгляд такая большая, сводится к минимуму, когда эти оба явления рассматриваются как поток Ки. Его движение не является прерывистым, оно непрерывно и постепенно. Как мы только что видели, если действие, называемое схваткой, с начала до конца и в каждый момент всего процесса управляется принципом, называемым Кимусуби, т.е. слияние Ки, то легко понять, что речь уже не идет о физическом или техническом превосходстве, причем под словом "техническое" понимается то, что мы понимаем его в обычном смысле, как механическое умение. Например, при отражении удара кулаком наша задача состоит не только в том, чтобы овладеть техническим искусством "избежания" удара, - в этом случае никогда не возникнет объединения Ки, - но и в том, чтобы попытаться установить Кимусуби с данным энергетическим потоком. Это вопрос не только восприятия и понимания, это требует схватывания сути происходящего на более глубоком уровне, чем физический, психологический или интеллектуальный планы. Необходимо схватывать самую суть, корни происходящего. И при таком подходе хорошо тренированное тело отвечает естественными и спонтанными движениями.

Как мы видели, внимание человека, занимающегося Айкидо, направлено не наружу, а внутрь самого себя. Необходимо отметить, что ему прекрасно известна серьезность ситуации, что он находится перед врагом, который его атакует. Но он его воспринимает и охватывает своим восприятием изнутри, из своего центра, из глубины, на корню. Это особый охват ситуации и партнера своим восприятием, а не только физический или поверхностный. И с другой стороны, чтобы осуществить это особое, идущее от самого корня схватывание ситуации, он должен отделиться от себя самого, от своего внутреннего корня, от своей глубины. Он должен действовать таким особым, идущим из глубины способом , чтобы прежде всего погрузиться в себя так, чтобы достигнуть самого глубокого пласта и, найдя там свой последний оплот, быть способным развить разящую деятельность. Идущее из вашей глубины схватывание ситуации осуществляется только из этого центра. В действительности, опустившись туда, он находит не только свой собственный источник деятельности, но и источник другого человека. И оба они находятся там вместе. Минимальное изменение в действиях противника обнаруживается явно и сразу же. И это есть ни что иное как ощущение Кимусуби.

Один из наиболее кровавых и, некоторым образом, прекрасных в физическом и жизненном смысле видов деятельности - это схватка. Мы имеем ввиду не спортивное соревнование с его правилами, а смятение души; это глубоко проникает внутрь. Тем не менее, это внутреннее проникновение в душу сильно отличается от медитации, или молитвы, или от философских размышлений, т.к. оно происходит во время такого жестокого действия, как схватка. Откровенно говоря, оно больше относится к жизни активной, чем созерцательной. Тем не менее мы в то же время понимаем, что само это действие превратилось в своего рода медитацию, в что-то такое, что мы склонны отличать от схватки. И таким образом схватка парадоксально превзошла самое себя. Будо перестало быть диким и разрушающим действием, а стало творческим и духовным. Морихей Уэсиба назвал это творческое Будо "Такемусуайки". Активная жизнь одновременно стала и созерцательной.

На основании понимания этого основного положения, которое представляет собой принцип Айкидо, становится понятно и то, что оно уже не ограничивается отношением между двумя сражающимися друг с другом или между одним и многими. Оно распространяется на этом уровне способом несколько тривиальным, но достигает измерения более важного и общего. В поединке ценно то, что это также есть отношение, устанавливаемое между индивидуумом и совокупностью окружающего его мира, т.е. определенное отношение с Природой, со Вселенной. Эта самая линия поведения, которая требуется в схватке, определяет равно как внешнюю жизнь человека, так и его внутренний мир. Это, таким образом, проблема человека, который находится в этом мире. Не рабство или гибель, а свобода и цельность - с одной стороны, и его гармоничное положение в различных обстоятельствах с другой являются двумя предпосылками, которые, часто противоречат друг другу и ставят перед нами трудно разрешимые проблемы. Но свобода и цельность человека возможны только тогда, когда его положение в окружающем мире будет гармоничным. Другими словами, последнее является предпосылкой для первого. И благоприятное развитие обстоятельств и человеческой и природной среды является предпосылкой всего остального. В конечном счете, оберегать и наполнять дыханием жизнь в подходящем вам окружении, в ощущении простора и в то же время возвышения, это и есть то, что можно считать самой важной и неотложной задачей человека в настоящее время. И эту задачу справедливо считал своей и создатель Айкидо Морихей Уэсиба.

Впрочем с философской или описательной точки зрения, Айкидо наводит нас на в высшей степени интересную подсказку для решения серьезной и трудной проблемы: заполнить пропасть между субъектом и объектом и сделать их неразличимыми, или осуществить объединение "Я" и внешнего мира, не прибегая к посредничеству таких ложных средств, как "проецирование себя на другого". Это смелое намерение, на первый взгляд даже неосуществимое, - отыскать и почувствовать внутреннее и глубинное единство между собой и другим, при этом явно и неукоснительно признавая и уважая его как часть объективной реальности. И Айкидо достигнет этого единства с удивительным простодушием и простотой!

Перевела с испанского Т.Б. Пакова.




Категория: Об Айкидо | Добавил: AikidoUA (25.08.2010)
Просмотров: 759 | Рейтинг: 5.0/1